Вы находитесь на сайте журнала "Вопросы психологии".  Заглавная страница сайта... 

ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ В САМАРСКОМ КРАЕ В НАЧАЛЕ XX СТОЛЕТИЯ

О.В. ПЕТРОВ

Начало XX столетия в истории нашего Отечества — это период, насыщенный социально-экономическими, политическими и культурными событиями, явлениями и процессами как общероссийского, так и регионального масштаба.

Большой интерес представляет собой процесс распространения достижений отечественной и зарубежной психологии в образовательной системе одного российского региона — Самарского края. В краеведческой литературе уделяется большое внимание истории образования в регионе. Ведь именно образование было основной сферой, где активно разрабатывались и применялись достижения психологической науки. Среди историков-краеведов, в работах которых рассматривается состояние и развитие образовательной сферы Самарского края в начале XX в., следует назвать таких, как О.С.Струков, М. Чеков, Л.И.Биргер, П.С.Кабытов, Л.В.Храмков, под редакцией которых вышло в свет историко-краеведческое исследование в двух томах под названием «Самарская летопись».

С 20 июля по 20 августа 1901 г. в Самаре проходили Педагогические учительские курсы, представлявшие собой «Учительское собрание, организованное в форме временного учебного заведения и усовершенствования учителей в теории и практике учительского дела» [1; 7]. Поскольку в то время в Самаре учительских семинарий и институтов не было, под эгидой земства были созданы, как бы мы сейчас их назвали, «курсы повышения квалификации и переподготовки работников образования».

Освежение педагогических знаний, методов и примеров достигалось путем постановки и последовательной реализации конкретных задач:

— постановка общих задач обучения в народной школе;

— выяснение образовательного значения материала каждого из предметов школьного обучения;

— планомерная разработка программ для различных типов народной школы;

— уяснение отношения народа к школе;

— постановка и решение вопросов о дополнительных занятиях, о вечерних и воскресных классах, о школьных и общественных библиотеках и т.д. [1; 11].

Видное место в деле повышения квалификации самарских педагогических кадров занимали «Беседы по психологии с присоединением кратких сведений из логики», проведенные директором Вольской учительской семинарии В.Зимницким [10; 373—474]. По мнению одного из устроителей курсов, директора народных училищ Самарской губернии М. Грифцова, «ряд бесед г. Зимницкого по психологии обнаружили большую эрудицию в лекторе и обстоятельное знание им последних выводов этой интересной науки.., простота речи, отсутствие иностранных слов, точная формулировка психологических вопросов, строгая последовательность, логичность в развитии данной мысли, законченность и определенность каждой беседы служат характерными особенностями чтений г. Зимницкого» [10; 11].

Программа занятий по психологии, составленная В.Зимницким, выглядит следующим образом.

1. Значение изучения психологии и логики лицами, посвятившими себя учебно-воспитательной деятельности.

2. Деление психологии на познавательную деятельность, чувствование и волю. Виды познавательной деятельности: ощущения, представления, образы, создаваемые воображением, высшая умственная деятельность (обобщение, отвлечение, анализ, синтез и т.д.).

3. Краткие сведения из логики о понятиях, суждениях, определении, классификации, индуктивных и дедуктивных формах мышления.

4. Чувствования простые и сложные, высшие: нравственно-религиозные, эстетические и т.д. Аффекты и страсти.

5. Воля. Рефлексы и инстинкты. Высшие формы волевой деятельности. Внимание. Простые и сложные мотивы деятельности. Темперамент и характер.

6. Ассоциация психических явлений как в познавательной области, так и в чувствованиях и в волевой деятельности.

7. Память как основной фактор всей психической деятельности.

8. Основные дидактические и методические положения, вытекающие из анализа психологической деятельности [10; 67].

Данная программа была реализована в ходе 20 бесед (лекций). Судя по их содержанию, в основном рассматривались вопросы общей психологии: познавательные процессы, психологические особенности и эмоционально-волевая сторона деятельности личности. В ходе рассказа о познавательных процессах уделялось большое внимание раскрытию роли физических и физиологических условий их возникновения и развития. Лекции В. Зимницкого о чувствах и волевой деятельности содержали в себе ярко выраженный культурологический и морально-этический аспект.

В.Зимницкий подчеркивал решающее значение двух факторов — наследственности и среды — в развитии личности. Кроме того, было отмечено мощное влияние периода раннего детства на процесс формирования психологических особенностей личности.

Большинство вопросов общей психологии в ходе бесед В. Зимницкого связывалось с содержанием учебно-воспитательной деятельности. Иначе говоря, рассматривались проблемы педагогической психологии, причем в лекциях присутствовала четкая дифференциация двух наук — педагогики и психологии. Отмечалось, что «многие из замечательных педагогов: Амос Коменский, Песталоцци, Дистервег, Ушинский и другие, создавшие новые, улучшенные способы и приемы обучения тем или иным наукам и искусствам, весьма хорошо знакомы были с психологическими сочинениями своего времени, причем иные из них даже и сами составляли солидные труды по психологии, каков, например, наш замечательный педагог К.Д. Ушинский» [10; 373]. Подчеркивалось, что, «чем лучше каждый педагог знаком со свойствами и законами чувствований детей и развития в них навыков, воли и характера, тем плодотворнее, без сомнения, окажется его воспитательная деятельность» [10;374].

Лекции В.Зимницкого содержат многочисленные ссылки на работы крупных отечественных (Ушинский К.Д. «Человек как предмет воспитания»; Каптерев П. «Педагогическая психология»; Снегирев В. «Психология») и зарубежных (Рибо Т. «Психология чувств»; Вундт В. «Лекции о душе человека и животных»; его же «Очерк психологии»; «Основания физиологической психологии»; Джеймс У. «Психология»; Селли Д. «Система логики»; Гефдинг Г. «Очерки психологии») исследователей в области педагогики и психологии.

Таким образом, можно констатировать использование психологических знаний в образовательной системе Самарской губернии в целом и в сфере подготовки педагогических кадров в регионе в частности. Эта тенденция получила свое воплощение на разных уровнях образовательной системы. В учебных планах гимназий были предусмотрены теоретические и практические занятия по педагогике, имевшие в содержательной своей основе помимо дидактики, методики преподавания предмета и теории воспитания также и общую, детскую и педагогическую психологию. Так, например, преподавателем педагогики 2-й Самарской женской гимназии С.Преображенским для учениц VIII класса этого заведения было составлено «Краткое руководство для практических занятий по педагогике» [13]. Данное руководство призвано было помочь ученицам VIII класса гимназии «практически ознакомиться с воспитательным делом» [13; 1]. Оно содержит программы наблюдения за детьми в ходе их пребывания в школе. Наблюдения эти касались:

а) индивидуальных особенностей детей;

б) развития детей под влиянием школы;

в) тех воспитательных средств, какими располагает школа.

Кроме того, «педагогисты-дежурные» сами должны были принимать участие в воспитательном деле, будучи помощницами «классных надзирательниц» [13; 1].

Среди пунктов программ наблюдений за детьми были, в частности, следующие.

Обучение: «возбуждение в детях интереса к знанию», развитие умственной «самодеятельности и работоспособности», определение «подготовленности их к курсу данного класса», «помощь со стороны школы слабо успевающим детям, средства, какими школа может располагать в этом отношении, внеклассная помощь детям — репетирование».

Нравственное воспитание в школе: «дисциплина (классная и внеклассная), ее воспитательное значение ... чисто воспитательные средства воздействия на детей...» [13; 4].

Темперамент: «преобладающее настроение: можно ли отнести наблюдаемого к детям живым, общительным и подвижным или, наоборот, он отличается вялостью, апатичностью и неподвижностью?», «какое настроение преобладает у ребенка (довольное или недовольное, добродушное или раздражительное, веселое или грустное, бодрое или подавленное), не замечается ли частой изменчивости в настроении (медленной, скорой, внезапной)?»

Внимание: «насколько оно дисциплинировано?» (т.е. является ли оно произвольным или непроизвольным), «насколько оно устойчиво?»

Память: восприимчивость, «запоминает быстро или медленно?» и сила — «насколько прочно удерживает воспринятое?», «какая память преобладает: механическая или логическая, не замечается ли доминирующего запоминания знаний известного рода?», «какой тип памяти преобладает: "зрительный" (память на образы) или "слуховой" (память на звуки)?»

Воображение: пассивное (мечтательное) или активное (творчество).

Мышление: «насколько вообще развиты у ребенка способности к рассудочной деятельности?», «быстро или медленно соображает?», «насколько развита любознательность?»

Язык (т.е. речь): каков словарный запас ребенка и насколько грамотно он выражает свои мысли?

Успеваемость: степень прилежания, успешности учебной деятельности.

Характер: проявление «хороших» (религиозности, сознания нравственного долга, доброжелательства, сострадания, искренности и т.п.) и «отрицательных нравственных свойств ребенка» [13; 5—8].

Заключительная часть программы наблюдения за ребенком содержит вопрос: «правильно ли вообще развивается ребенок (в физическом и духовном отношениях)?» [13; 8]. Указанная выше проблема была, есть и будет актуальна во все времена. Решать ее можно, лишь применяя соответствующие воспитательные технологии, которые немыслимы без присутствия в них сильного психологического компонента.

Данное руководство для практических занятий по педагогике в рамках гимназии, составленное в Самаре в 1904 г., имеет ярко выраженное психологическое (наряду с педагогическим) содержание, которое проявило себя как в соответствующей терминологии, так и в определенных утверждениях, гипотезах и проблемных вопросах, которые впоследствии были более детально разработаны в психологии и педагогике.

Внедрению психологического компонента в образование уделялось внимание не только в светских школах, но и в церковных учебных заведениях. 31 марта 1913 г. Училищный совет Святейшего Синода издал распоряжение, на основании которого в Самаре с 15 июня по 20 июля 1913 г. проходили «церковно-певческие и педагогические курсы для учащихся в церковных школах Самарской Епархии» [11; 58]; инспектором курсов А.М.Никольским был приглашен в качестве лектора преподаватель Духовной семинарии В.Я.Арефьев для чтения лекций по педагогической психологии [11; 59].

Психологические знания получали распространение не только в специальных учебных заведениях. В Самаре в рассматриваемый период существовали общественные организации, проявлявшие интерес и к практическому применению: Самарский семейно-педагогический кружок, созданный в 1902 г.., и Самарское общество Народных университетов, созданное в 1908 г.

Идея создания семейно-педагогического кружка в Самаре возникла в 1901 г., когда в российских педагогических кругах активно обсуждался вопрос о взаимодействии семьи и школы в деле воспитания детей. Чтобы реализовать эту идею, необходимо было объединить усилия семьи и школы, родителей и воспитателей, с привлечением различных слоев и групп общества. Эти потребности отчасти удовлетворяли уже существовавшие ранее в некоторых городах России так называемые семейно-педагогические кружки. Самарская общественность в лице ее наиболее видных представителей провозгласила создание в Самаре Семейно-педагогического кружка [9; 5—8].

В 1902—1903 гг. на общих собраниях членов кружка обсуждался довольно широкий круг вопросов. На заседаниях нередко ставились проблемы, имеющие принципиальное значение, например, о взаимодействии семьи и школы, о морально-этических нормах учащейся молодежи и др. «Собрания, на которых читались подобные доклады общего характера, были особенно многолюдны. Затронутые в них вопросы выяснялись с различных и крайних точек зрения; прения были оживленные, а подчас страстные. На этих собраниях можно было наблюдать, что для одних из членов Кружка Общее Собрание служит местом живого обмена мнений по самым животрепещущим общественным вопросам, а для других — аудиторией, в которой слушатели — члены Кружка — научились разбираться в сложных явлениях общественной жизни» [9; 13]. Общие собрания кружка были своего рода «школами общественности, где каждый мог смело и прямо ставить и обсуждать наболевшие вопросы» [9; 13]. В течение 1902—1903 гг. были прочитаны доклады различной тематики, в том числе и психологической. Например:

1. Гаврилов Т.Е. «По вопросу влияния домашней обстановки учащихся на успешность их занятий» (11 октября 1902 г.).

2. Челноков Н.А. «По вопросу об изучении психологии детей школьного возраста» (11 октября 1902 г.).

3. Котельников М.Г. «Семья по отношению к школе».

4. Ершов А.К. «К вопросу о значении семьи в школьном образовании» (16 сентября 1903 г.).

5. Котельников М.Г. «О значении искусства в деле воспитания» (16 января 1903 г.).

6. Бостром А.Л. «О вреде сказок для раннего детства и о значении их для детей старшего возраста» (21 февраля 1903 г.).

7. Гаврилов Т.Е. «Физическое воспитание детей в связи с воспитанием умственным и нравственным».

8. Быстрицкий П.Н. «Проблемы воспитания в связи с современным положением женщины» (27 марта 1903 г.).

9. Челноков Н.А. «О вопросах воспитания» (5 мая 1903 г.).

10. Бостром А.А. «Что говорит родительскому сердцу повесть Л.Андреева "В тумане"» (19 мая 1903 г.).

11. Бузкова Е.А. «Взгляды современной педагогики на психические особенности возраста» (19 ноября и 15 декабря 1903 г.).

12. Смирнов А.А. «Молодое сознание (психологическая сторона в рассказах В.Г.Короленко)» (5 декабря 1903 г.) [9; 12—13].

По поводу прочитанных докладов на заседаниях кружка велись оживленные дискуссии, на которых высказывались порой полярные точки зрения. Например, доклад после прочтения Н.А.Челнокова «По вопросу об изучении психологии школьного возраста» вызвал реплику А.А. Бострома: «Содействие развитию учащихся должно быть признано предпочтительнее воздействию на них родителей и педагогов... По мнению Челнокова, необходимо разобраться и разработать психологию души ребенка; но возможно ли для педагогов изучение души ребенка и посильно ли это для них. Ребенок составляет нечто отвлеченное для педагога. Педагог не может успеть за то время, когда ребенок составляет предмет его изучения и воздействия, изучить индивидуальность каждого ребенка. Да еще имеет ли право педагог в своем стремлении проникнуть в святая святых души ребенка? Ему и не должно посягать на это; это — дело родителей, а отнюдь не педагогов. Главное, что нужно от педагогов, — чтобы они не вредили;

требуется доброе и гуманное отношение к ребенку. Слово, обращенное к ребенку в грубой форме, нарушает его душевный мир, действует на его детское самолюбие» [9; 36—37]. Вопрос, поднятый докладчиком и ставший предметом обсуждения, был настолько животрепещущим, что общее собрание членов кружка 11 октября 1902 г. поставило учредить в составе семейно-педагогического кружка психологическую комиссию «для изучения психологии детей, в целях более рационального воспитания детской души» [9; 14]. Председателем комиссии был избран Н.А. Челноков.

Цель психологической комиссии кружка достигалась при помощи следующих средств.

1. Наблюдение за жизнью детей, производимое по известной программе, и сообщение этих наблюдений в комиссию.

2. Ознакомление членов комиссии по вопросам психологической, педагогической и изящной литературы.

3. Составление указателя книг и статей психологического и педагогического содержания.

4. Периодические собрания членов комиссии и совместное обсуждение означенных вопросов [9; 78—79].

В 1903 г. состоялось 13 заседаний психологической комиссии, на каждом из которых зачитывались доклады ее членов, затрагивавшие многие важные аспекты психологии, теории воспитания, социально-педагогических проблем.

Деятельность Самарского семейно-педагогического кружка была многоплановой. Цель этой организации состояла прежде всего в том, чтобы привлечь внимание общественности к актуальным проблемам семейного воспитания, взаимоотношений семьи и школы, перспектив педагогической деятельности. Важное значение приобретало и психологическое обоснование предпринимаемых родителями, педагогами, представителями различных общественных организаций, земством, государством мер в деле воспитания подрастающего поколения.

В 1908 г. в Самаре создается Общество народных университетов. «Сущность народных университетов состоит в том, чтобы привлечь всех образованных людей: профессоров, учителей, врачей, инженеров и т.д. — к делу народного образования, а цель: сделать образование и знание доступными всему множеству бедного люда, которому совершенно не по средствам учение в существующих школах и заведениях» [2; 1—2]. Иначе говоря, ставилась широкомасштабная задача пропаганды самых различных знаний с целью приобщения широких масс населения (прежде всего крестьянства и рабочего класса) к достижениям науки и образования, повышения уровня их общечеловеческой (и педагогической в том числе) культуры. При этом подчеркивалась насущная необходимость подобной деятельности, ибо «...нигде в мире нет такой страшной нужды в образовании народа, как в нашей Родине» [2; 3]. Приводились удручающие статистические данные о состоянии образования в России: «На 100 миллионов населения Европейской России приходится не более 30 высших учебных заведений, да 855 или 10000 средних всех наименований, вмещающих едва 800000 учащихся; другими словами, едва 1 человек на 100 может получить даже среднее образование» [2; 4]. Самарское Общество народных университетов проделало большую работу, в том числе и в деле пропаганды психологических знаний. В 1909 г. в Самаре был организован ряд публичных лекций по различным отраслям педологии. Лекторами выступали выдающиеся столичные ученые, профессора Педагогической академии: В.И.Вартанов (физиология, 12 лекций), А.П.Нечаев (психология, 20 лекций), А.С.Грибоедов (патологическая педагогика, 8 лекций) [3; 12]. Публичные чтения по психологии и другим отраслям знания, проведенные под эгидой Самарского Общества народных университетов, имели успех, что, в свою очередь, свидетельствует о правильной реализации тех целей и задач, которые были поставлены перед этой организацией.

22 августа 1917 г. Временное правительство утверждает «Положение о Педагогическом институте в Самаре» в составе двух факультетов — историко-филологического и физико-математического [8; 3]. Педагогический институт был укомплектован сильным преподавательским составом по различным научным дисциплинам, в том числе и по психологии.

В августе 1918 г. Самарский педагогический институт был преобразован в Самарский государственный университет. Психолого-педагогические дисциплины преподавали профессор А.П. Болтунов (курс лекций «Современные психологические системы в их отношении к педагогике») и Б.З.Валицкий (курсы лекций «Психопатология», «Уход за нервной системой и душевным здоровьем детей и юношества», «О детях отсталых и трудных в воспитательном отношении») [11; 8]. Очень значительный вклад в пропаганду психологических научных знаний и преподавание психологических дисциплин в Самарском педагогическом институте, а затем и в Самарском государственном университете внес профессор А.П.Нечаев.

Александр Петрович Нечаев (1870— 1948) — ученый-психолог, академик, один из основоположников экспериментальной психологии в России стал директором Самарского педагогического института (1917—1918 гг.) и ректором Самарского университета (1918— 1923 гг.) [4; 64]. Магистр философии А.П.Нечаев был приглашен от имени земства на пост директора вновь учреждаемого высшего учебного заведения в Самаре — Педагогического института. 4 сентября 1917 г. представитель Самарской губернской земской управы прибыл в Петроград и обратился к профессору А.П.Нечаеву с предложением принять участие в организации историко-филологического факультета [8; 3].

Профессор А.П.Нечаев читал лекции по общей и педагогической психологии, вел практические занятия по педагогической психологии [6; 1]. Кроме того, он заведовал психологическим семинарием Самарского педагогического института, занятия в котором заключались в изучении аппаратов (стахистоскопа и хроноскопа), способов применения их к исследованию «явлений душевной жизни» [8; 13].

Будучи профессором Самарского педагогического института, А.П. Нечаев опубликовал в 1917—1918 гг. книгу «Современная экспериментальная психология в ее отношении к вопросам школьного обучения» и статью «В гостях у австралийцев» («Исторический Вестник», апрель-май 1917 г.), сделал доклады «О задачах народного просвещения в России» в Вологодском учительском союзе и «Памяти Ушинского» в Самарском учительском союзе, читал публичные лекции в Петрограде — «Просвещение и свобода народа», «Психология агитации», в Вологде — ряд лекций по педагогической психологии, в Великом Устюге — «Очередные задачи народного просвещения в России», в Вологде и Самаре — «В Свободной Австралии». Кроме того, профессор А.П.Нечаев был председателем Общества экспериментальной педагогики и членом историко-филологического общества при Самарском педагогическом институте, принимал участие в совещаниях при Министерстве народного просвещения по вопросам реорганизации врачебно-санитарной части института, подготовки школьных врачей и организации научно-педагогических исследований. А.П. Нечаев состоял председателем организационного комитета по созыву внеочередного Всероссийского съезда по экспериментальной педагогике [8; 8].

В Самарском педагогическом институте была учреждена стипендия имени А.П.Нечаева [8; 17].

В 1918 г. Самарский педагогический институт решением Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания был преобразован в Самарский государственный университет. В должности ректора университета был утвержден магистр философии Александр Петрович Нечаев.

Являясь ректором и профессором Самарского университета, А.П.Нечаев читал курсы лекций по общей психологии, по истории психологии, по психографии, а также специальный курс лекций на тему «Психологические воззрения Вундта», вел практические занятия по экспериментальной педагогике [12; 8]. А.П.Нечаев заведовал психологической лабораторией университета [7; I1]. Им были организованы наблюдения над психическим развитием учащихся в самарских детских садах и Единой трудовой школе при участии около 30 студенток и студентов. Исследования касались богатства реальных представлений у детей младшего возраста, эмоции страха и связанным с ним представлениям, развития памяти и внимания, психической утомляемости [7; 15]. А.П.Нечаев проводил исследования детей дошкольного и школьного возраста, а также и других лиц, собирал материал по вопросу о психическом развитии человека и разрабатывал некоторые новые методы изучения душевных процессов. В Московском обществе экспериментальной психологии он сделал доклад о «Методе единого процесса». А.П.Нечаев был председателем Общества экспериментальной педагогики, почетным членом Московского общества экспериментальной психологии, Филологического общества при Новороссийском университете, Института Руссо в Женеве, Педагогического отдела городского общественного управления в Антверпене, Венгерского Педагогического общества и действительным членов многих научных обществ в России и за границей. Преподавал в Просветительской ассоциации Самарского университета, на Высших педагогических курсах Общества экспериментальной педагогики, на курсах по дошкольному и внешкольному образования в Самаре [7; 8—9].

Таким образом, в начале XX столетия в Самарской губернии шло активное распространение достижений психологической науки и практики, преимущественно благодаря учреждениям образовательного характера, а именно:

— теоретические изыскания и практическая деятельность в области психологии в образовательных учреждениях начального и среднего уровней (начальные училища, гимназии. Самарские краткосрочные педагогические учительские курсы и т.п.);

— преподавание психолого-педагогических дисциплин и теоретические разработки в области психологии в самарских вузах (Самарский педагогический институт. Самарский государственный университет);

— деятельность общественных организаций, задачами которых являлись распространение и пропаганда психолого-педагогических знаний, повышение уровня общечеловеческой культуры в целом и педагогической культуры в частности (Самарский семейно-педагогический кружок, Самарское общество народных университетов и т.п.).

В этот период в Самаре плодотворно работали видные ученые и практики, внесшие заметный вклад в педагогику и психологию. Речь идет прежде всего о крупнейшем ученом-психологе, профессоре А.П.Нечаеве, под руководством которого развивалось целое направление психологической мысли — экспериментальная психология и педагогика [5].

Распространение психологических знаний и развитие психологической науки на региональном уровне — тема, в недостаточной степени отраженная в отечественной историко-психологической литературе. Это открывает перспективы для дальнейших изысканий в данном направлении.

1. Доклад Управы XXXVI очередному Самарскому губернскому земскому собранию «Об устройстве педагогических курсов летом 1901 года в г. Самаре для учителей и учительниц народных школ» // Отчет о краткосрочных педагогических учительских курсах, бывших в г. Самаре с 20 июля по 20 августа 1901 г. Самара: Земская типогр., 1902.

2. Известия Самарского Общества Народных Университетов. Самара, 1910. 1.

3. Известия Самарского Общества Народных Университетов. Самара, 1910. 2.

4. Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Куйбышевская область: Сб. научн. тр. № 120. М.: НИИК, 1983.

5. Никольская А.А. А.П. Нечаев: жизненный и творческий путь // Вопр. психол. 1997. 2. С.100—111.

6. Обозрение и план преподавания наук на историко-филологическом факультете Самарского педагогического института (в осеннем полугодии 1917г. — в весеннем полугодии 1918 г.). Самара, 1917.

7. Отчет о деятельности историко-филологического факультета Самарского государственного университета // Ученые записки Самарского университета. Вып. 2. Самара: Типогр. СредволсоюзаМ» 1, 1919.

8. Отчет о деятельности Самарского Педагогического Института за 1917—1918 гг. Самара: Типогр. Губернского Земства, 1918.

9. Отчет о деятельности Самарского Семейно-педагогического кружка за 1902—1903 гг. Ч. 1. Самара: Типо-литогр. Н.В. Жданова, 1905.

10. Отчет о краткосрочных педагогических учительских курсах, бывших в г. Самаре с 20 июля по 20 августа 1901 г. Самара: Земская типогр., 1902.

11. Отчет Самарского Епархиального Наблюдателя о состоянии церковных школ Самарской Епархии в 1912—1913 учебном году. Самара: Типогр. Л.М. Аэеринского, 1914.

12. План и обозрение преподавания социально-исторического факультета Самарского государственного университета. Самара: ГИЗ — Самарск. отд-е, 1920.

13. Преображенский С. Краткое руководство для практических занятий по педагогике учениц 8 класса 2-й Самарской женской гимназии. Самара: Типо-литогр. Н.В. Жданова, 1904.

14. Ученые известия Самарского Университета. Вып. 1. Самара: Типогр. Губернского Земства, 1918.

Поступила в редакцию 13. I 1997 г.


Далее...